ПОДПИСАТЬСЯ ВАША ИСТОРИЯ

Племзавод-колхоз им. Ленина: Горчак ползучий — угроза недооценена!

В интервью журналу «Аграрная политика» председатель правления Племзавода-колхоза им. Ленина Александр Иванович Петров поделился своим взглядом на проблему распространения опасного сорняка и предложил методы ее решения.


Племзавод-колхоз им. Ленина расположен в хуторе Лобакин и является самым крупным и старейшим сельхозпредприятием Суровикинского района Волгоградской области. Хозяйство занимается растениеводством, разведением КРС красной степной породы и свиней породы крупная белая. Хозяйство находится в зоне рискованного земледелия, и земли колхоза не отличаются высоким плодородием, но и на них удается выращивать неплохой урожай. Главная же проблема растениеводства этого региона — распространение горчака ползучего, опасного сорняка. Председатель правления племзавода Александр Петров считает, что власти недооценивают степень важности этого вопроса.


— Александр Иванович, расскажите, сколько человек работает сейчас на предприятии?

— Сейчас в хозяйстве трудится 250 человек, своим сотрудникам, кто добросовестно работает, мы выплачиваем ежемесячную премию. Есть премии и по итогам года, кроме этого выделяем зерно. Наше предприятие, как и раньше, является градообразующим хутора Лобакин. Делаем для своего поселения все, что требуется: если нужно дороги ровняем, устраняем аварии в водоснабжении, перекрыли в прошлом году крышу в детском саду, а до этого купили для учреждения холодильник и стиральную машину, поставили теплицу школе. Помогаем и районной больнице —поставляем 6 месяцев в году бесплатно мясо. Выделяем средства на различные мероприятия. У местного бюджета на все денег не хватает, а кроме нас помочь некому.

— У вас многопрофильное хозяйство, есть и растениеводство, и животноводство. Какое направление приносит сейчас хозяйству больший доход?

— Растениеводство, у животноводства рентабельность меньше. На молоко уже четвертый раз снижают цены, как оно может оставаться рентабельным? В прошлом году цены были выше, мы сработали с рентабельностью 60% —это для животноводства очень хороший результат. А в этом году цена на сырье уже на пороге рентабельности.




— Сколько у вас КРС и как содержатся животные?

— Мы разводим красную степную породу КРС, общее поголовье —2300 голов, из них дойное стадо —700 голов. На фермах используется беспривязное содержание. Этой породой наше хозяйство занимается давно, и я считаю ее одной из лучших, потому что она в меньшей степени подвержена заболеваниям, мы даже не знаем, что такое болезни копыт. Раньше мы продавали племенных нетелей по 150 голов в год и в Казахстан, и в нашу область, а сейчас спрос на них упал. Последний раз продали 50 голов, а что будет в этом году, неизвестно. У нас не круглогодичное содержание, а эта порода хорошо пасется. Да, она не высокопродуктивная, но ей не требуются такие корма, как высокопродуктивным породам. В наших условиях кормовая база позволяет полностью обеспечивать кормами КРС, а молоко животные красной степной породы дают качественное, с хорошим белком (больше 3%) и жирностью до 4,3%. На корма мы сеем многолетние травы на сенаж (в основном эспарцет и люцерну), кукурузу на силос, свозим с полей солому. У нас есть комбикормовый завод на две линии, который обеспечивает все животноводство. В состав комбикорма включаем пшеницу, ячмень, кукурузу, сорго, нут, то есть то, что сами вырастили. Покупаем премиксы, жмых и кормовые дрожжи. Раздаем корма с помощью смесителя-кормораздатчика «Хозяин».


__________

Племзавод-колхоз им. Ленина основан в 1929 году. Во времена перестройки предприятие испытывало трудности, но удалось сохранить и земли, и коллектив. Поголовье КРС уменьшилось, но продуктивность и производство мяса не снизились.



Волгоградская область, Суровикинский район

Племзавод-колхоз им. Ленина находится в Суровикинском районе Волгоградской области. Район расположен в зоне резко континентального климата с большой амплитудой среднемесячных температур. Выпадает от 250 до 300 мм осадков в год. 30% каштановых земель, остальное —солонцы.

_________


— Как решаете вопрос сбыта молока?

— За год мы надаиваем 3000–3500 тыс. литров. Сейчас у нас существует проблема рынка сбыта. Часть молока реализуем у себя, но это капля в море. Раньше мы сдавали молоко на Михайловский комбинат, но 2 года назад он задолжал нам большие деньги, часть долга удалось вернуть их продукцией, но больше мы с этой организацией не работаем. Сотрудничаем с Еланским маслосыркомбинатом, который находится на расстоянии почти 400 км, и мы не всегда укладываемся в отведенные для реализации молока сроки, а за это штрафуют. Но уменьшать поголовье КРС не будем, надеемся, что все-таки что-то изменится. Может, цены на молоко снова поднимутся или поменяются правила выдачи дотаций, потому что зависимость субсидий на молоко от продуктивности я считаю неправильной.

— Как обстоят дела в свиноводстве?

— Свиноводство сейчас очень больная тема. Мы занимаемся разведением крупной белой породы свиней, и производили 1000 т мяса в год, но сейчас одну площадку по откорму свиней уничтожили в связи с распространением АЧС, осталась только одна. Для свинины есть своя небольшая переработка, и мы сами проводили забой и отгружали туши в соседние области. Но сейчас введены ограничения на продажу мяса только в своем районе, поэтому мы стали в основном продавать свиней в живом весе. Отмечу, что закрывать это направление мы не планируем.


___________


Александр Петров родился в хуторе Лобакин Волгоградской области. После окончания Волгоградского сельскохозяйственного института по специальности инженер-механик вернулся работать в Племзавод-колхоз им. Ленина. С 2006 года является руководителем предприятия, которое ранее возглавлял его отец.

___________


— Сколько у вас земель и какие культуры вы выращиваете?

— Наше хозяйство располагает 18 тыс. га пашни, сеем практически все, что растет в наших климатических условиях —пшеницу озимую и яровую, ячмень, лен, сафлор, сорго, просо, горчицу. Смотрим, на что есть спрос и хорошая цена на рынке. Основное место занимает озимая пшеница, несмотря на нынешнюю низкую цену, она все-таки остается рентабельной культурой, поэтому под нее отводим 7000 га пашни. В прошлом году еще засеяли 1000 га льна, 1000 га сафлора, 250 га нута —на него был хороший спрос, а сейчас цена уже упала. Четкого севооборота нет, чередуем кормовые и зерновые культуры. Паров у нас очень мало —порядка 3000 га.

— Где приобретаете семена и какие сорта сеете?

— Мы периодически проводим сортообновление, семена озимой пшеницы в основном приобретаем тарасовской селекции из Ростовской области, они нам подходят лучше всего. Например, каждый год сеем их сорт Росинку. Сейчас начали использовать ставропольский сорт Виктория и взяли на пробу зерноградский Дон 105.

Обычно мы закупаем небольшие объемы элитных семян, размножаем их широкорядными посевами с низкой нормой высева, получаем урожайность такую же, что и при массовом посеве, а потом используем уже эти семена для посева. Ниже второй репродукции у нас семян практически никогда не бывает.

— Вносите ли вы удобрения в почву?

— У нас 30% каштановых земель, а остальное —солонцы. Для питания посевов вывозим на поля органику и закупаем в ООО «АгроСнаб» минеральные удобрения —сульфат аммония и фосфорно-азотные удобрения.


— По какой технологии обрабатываете почву?

— Под различные культуры мы делаем обработку определённого типа. Под пшеницу проводится минимальная обработка —почву только дискуем. Под культуры со стержневым корнем типа нута и сафлора делаем глубокую вспашку. Под пары не пашем, больше обрабатываем весной. В прошлом году землю из-под озимых дважды обработали дисковыми боронами. Солончаки тоже осенью стараемся не пахать, потому что они сбиваются.

— Какую технику используете на полях?

— Тракторный парк в основном состоит из МТЗ и К‑700, есть у нас и трактора Valtra, но в нашем хозяйстве они не очень хорошо себя показали и скоро мы их спишем, потому что они уже выработали свой ресурс, а ремонтировать их дорого. Новую технику покупаем понемногу каждый год. В прошлом году купили канадский трактор Buhler, который выпускает Ростсельмаш, и новый К‑744. Здесь можно отметить один плюс в импортозамещении —произошли изменения в отечественном машиностроении, и российские компании стали выпускать неплохую технику.

Сеялки в хозяйстве используем разные: есть две Gherardi, но в основном работаем с дисковыми «Быстрицами» производства Пензенского многопрофильного предприятия ОАО «Радиозавод». Они подходят к нашей колесной технике от МТЗ, которая работает в животноводстве, а весной трактора начинают с этими сеялками сеять. Таким образом организуется их круглогодичная занятость. А под энергонасыщенные трактора используем омские СЗС.

На уборке у нас заняты кормоуборочные комбайны «Дон 680» и зерноуборочные ACROS производства Ростсельмаш. Технику ремонтируем в условиях своих мастерских, есть у нас и теплые стоянки, только отапливать их выходит очень дорого. Дело в том, что у нас нет газа, а за электроэнергию каждый месяц приходится платить по 1 млн рублей.

Зерносушилки мы не используем, зерно само высыхает на полях, а потом мы его сортируем на ЗАВ. Для хранения урожая в прошлом году построили 2 новых склада, теперь есть где хранить зерно и не нужно продавать «с колес».

— Куда реализуете урожай?

— Недалеко от нас расположен элеватор ООО «Зерновая компания», которой мы продаем много зерна. Также нашу продукцию покупают ростовские трейдеры, а сафлор сдаем местному производителю сафлорового масла. Лен поставляем на экспорт за рубеж. Если цена на выращенную продукцию нас не устраивает, то она идет в комбикорм.


_______

Проблема горчака ползучего

Горчак ползучий, или розовый (Acroptilon repens) является во многих странах мира опасным карантинным сорняком, отличается высокой засухоустойчивостью и зимостойкостью, хорошо переносит уплотнение почвы. Он вытягивает из почвы питательные вещества и влагу, а его корни выделяют производные фенола, которые накапливаются в земле и подавляют развитие культурных растений. Стоит на поле появиться одному сорняку, как в течение 3–5 лет на этом месте обязательно возникнет куртина площадью не менее 1500 м2. Горчак не поедается скотом и делает почву совершенно непригодной для сельскохозяйственного использования.

В 2016 году на Международной научно-практической конференции «Современные проблемы гербологии и оздоровления почв» среди тем, имеющих большое значение в решении острых вопросов защиты растений, был представлен доклад «Проблема горчака ползучего в Республике Казахстан». В нем было отмечено, что несмотря на принятые в последние годы меры, расселение этого карантинного сорняка на новые территории резко усилилось и приняло угрожающий характер, что вызвало заметное ухудшение фитосанитарной ситуации.

Необходимы срочные и неотложные меры для того, чтобы остановить дальнейшее распространение горчака ползучего в Казахстане и России, а затем сокращать зараженные им площади, так как его масштабы распространения и ареал ставят под угрозу продовольственную безопасность.

_______



— Какие сорняки распространены в вашем регионе и как вы с ними боретесь?

— Самая больная тема в растениеводстве —это распространение горчака. Для борьбы с ним мы покупаем у фирмы «Август» препарат Горгон. Пробовали обрабатывать Ланцелотом от Syngenta, он, конечно, убивает горчак, но появляются другие сорняки. Горгон же сдерживает все яровые злаковые сорняки, но после него можно сеять только кукурузу, что мы и делаем. Культура до июня стоит чистая, сорняков в междурядье нет, а по эффективности по отношению к горчаку оба препарата одинаковы. Борьба с этим карантинным сорняком очень затратная —3000 рублей на 1 га разовой обработки, а нужно обрабатывать 2–3 года. Чтобы обработать все 18 тыс. га пашни, требуется вложить 54 млн рублей, а это серьезная проблема. Поэтому пока мы обрабатываем по 1000 гектаров в год. Для внесения СЗР используем опрыскиватели VERSATILE производства Ростсельмаш и воронежские «Гварта» с объемом бака 3000 л.

Мы получаем урожайность по озимой пшенице в пределах 25 ц/га, и 50% потери урожайности —это горчак, так как он вытягивает из почвы все питательные вещества и влагу. Кроме того, он выделяет ядовитые вещества, и на этой почве ничего больше не растет. К сожалению, власти почему-то не понимают угрозы распространения горчака. Когда в Казахстане люди начали уезжать из своих населенных пунктов из-за этого растения, государство стало финансировать борьбу с этим карантинным сорняком. Я уже несколько лет пытаюсь решить этот вопрос и слышу один ответ —нет денег. Считаю, что для борьбы с карантинными объектами должна быть разработана федеральная программа, потому что региональный Минсельхоз не может самостоятельно решить эту проблему. Нельзя доводить ситуацию до потерь сельскохозяйственных земель, как это произошло в Казахстане.

— Александр Иванович, расскажите о ваших планах на будущее.

— Сейчас трудно строить планы, но мы работаем над повышением продуктивности и урожайности, увеличение поголовья не планируем. Если бы государство оказывало поддержку молочному животноводству, конечно, мы бы инвестировали в строительство нового коровника. Тогда можно было бы говорить об увеличении производства молока.

Елена Паркани

21.05.2018 13:28:02

Чтобы обсудить статью с коллегами, авторизуйтесь в системе


+7

СВЕЖИЙ НОМЕР В ПОДАРОК!