АРТЁМ БЕЛОВ: «Главный способ помочь молочной отрасли — ​ это не мешать»

АРТЁМ БЕЛОВ,  исполнительный  директор СОЮЗМОЛОКОМолочная отрасль в России традиционно считается одной из самых «больных» и сложных. Чтобы обеспечить в ней импортозамещение, нужно нарастить объемы производства молока еще на 7–8 млн тонн. Это, разумеется, задача не на один год, учитывая до сих пор крайне низкие темпы инвестиционной активности. Однако повышенное внимание к «молочке» со стороны Правительства и Минсельхоза все же позволяет видеть свет в конце тоннеля. По словам министра Александра Ткачёва, в ближайшие несколько лет Россию вообще ждет «бум» молочного животноводства на фоне увеличения государственной поддержки. Мы побеседовали с исполнительным директором НП «Национальный союз производителей молока «Союзмолоко» Артёмом Беловым о том, какие тенденции позволяют говорить о скором переломе ситуации.

— Артём Сергеевич, какие тренды сформировались на рынке молока в 2016–17 годах? В какую сторону меняется ситуация в отрасли?

— Кардинальных изменений или каких-то серьезных тектонических сдвигов за прошлый год не произошло, но те тенденции, которые есть на рынке, углубились и укрепились. Я бы в первую очередь хотел обратить внимание на самый главный тренд —на увеличение в последние четыре года производства товарного молока до 21 млн т. Прирост на 2% ежегодно —это важная заслуга и государства, которое занималось активным стимулированием инвестиционной активности, и молочников. Именно этот прирост позволил нарастить в последние два года производство молочной продукции, позволил воспользоваться тем шансом, который представился из-за введения эмбарго на импорт из основных стран-поставщиков.

К сожалению, продолжилось сокращение общего производства сырого молока, которое началось уже давно из-за того, что в личных подсобных хозяйствах все меньше держат коров. По итогам прошлого года мы получили 30,7 млн т молока (–0,2% к 2015 году), причем в хозяйствах населения —снижение на 3,7%, до 13,5 млн т. Несколько повысилась в последнее время зависимость от импорта из-за роста внутренних цен. Импорт составил около 8,0–8,2 млн т (в 2015 году7,9 млн т) в пересчете на молоко. Еще одна довольно грустная тенденция —снижение потребления молочной продукции, по данным Минсельхоза, на 2,3%. У населения просто нет денег на дорогие сыры, масло. Но наметился один интересный тренд: происходит хоть и незначительное —около 0,7–0,8 млн т, но знаковое для сектора расширение экспортных поставок.

____________

Артём Белов окончил Санкт-Петербургский государственный университет, Высшую школу менеджмента (специализация «Стратегическое управление и маркетинг»). В 2000–2009 годах являлся партнером консультационной фирмы «Альт», специализирующейся на управленческом консалтинге. Руководил более чем 40 комплексными консультационными проектами в следующих отраслях: машиностроение, сельское хозяйство, аэрокосмическая промышленность, приборостроение, автомобилестроение, химическая промышленность, розничная торговля, дистрибуция и логистика, фармацевтика, легкая и деревообрабатывающая промышленность. В 2009–2012 годах работал в Министерстве сельского хозяйства в должности советника министра. С 2013 года —исполнительный директор СОЮЗМОЛОКО.

____________

Артём Белов на  выставке «Молочная и мясная индустрия» в марте 2016 года— Производство молока растет в сельхозорганизациях, но падает в фермерских хозяйствах. С чем это связано?

— Не совсем так, производство сырого молока в целом по стране снижается, но производство товарного молока растет. Так, производство молока в 2016 году составило 30 724,2 тыс. т (на 0,2% меньше предыдущего года, кстати). Но на переработку попадает только товарное молоко, объем производства которого составил около 66% —это 20,7 млн т. Наибольшие объемы —около 70% —традиционно обеспечивают сельхозорганизации, все верно. Но производство увеличилось во всех категориях хозяйств: и в сельхозорганизациях, в К(Ф)Х и ИП —на 9,8%, в хозяйствах населения —на 0,5%. Как раз-таки в 2016 году сохранилась тенденция снижения доли хозяйств населения в производстве товарного молока за счет расширения доли К(Ф)Х и ИП.

— Какие шаги (как со стороны правительства, так и со стороны бизнеса) должны быть предприняты, по вашему мнению, чтобы преодолеть дефицит, который сейчас оценивается в 6–7 млн тонн?

— Всем понятно, что необходимо повысить объем производства сырого, прежде всего товарного, молока. Ключевой задачей государства, по нашему мнению, должно стать обеспечение повышения доходности производителей молока. Это можно сделать разными способами: путем субсидирования инвестиционного и краткосрочного кредитования, возмещения части капитальных затрат на создание и модернизацию перерабатывающих предприятий и объектов молочного животноводства, субсидирование производства товарного молока. Есть и второй путь —дать производителям заработать на самом сырье, то есть поставить его реальную цену, в которую заложены и огромные по сравнению с Европой кредитные ставки, средства на достойную заработную плату своим сотрудникам, деньги на развитие и расширение. Только молоко вряд ли будет тогда доступным нашему населению продуктом, и поэтому кажется, что к такому пути ни власти, ни россияне не готовы.

А можно как-то без денег помогать отрасли в условиях дефицита бюджета?

— Главный способ помогать —это не мешать. Чрезвычайно важна разработка и реализация комплекса мер немонетарного регулирования отрасли. Это могут быть интервенции, разумные изменения в технические регламенты, снижение административной нагрузки, в том числе отказ от электронной ветеринарной сертификации в отношении готовой молочной продукции.

Самая главная задача, на наш взгляд, это ужесточение ответственности и кратное увеличение штрафов за нарушение технического регламента ЕАЭС в части маркировки молочной продукции, в частности за отсутствие на этикетке информации о наличии жиров немолочного происхождения и реализацию молокосодержащей продукции под видом молочной. Попросту —за продажу фальсификата.

— Как сейчас обстоит ситуация с фальсификатом на рынке молока?

— По предварительным расчетам Союзмолоко и АЦ Milknews, около 6% произведенной в 2016 году молочной продукции является фальсифицированной. Это означает, что молочный жир незаконно заменен жирами растительного происхождения, и об этом не сказано на упаковке. В 2015 году этот показатель составлял около 9–10%. Важно еще разделять использование растительных жиров при производстве так называемых молокосодержащих продуктов (в том числе сырных продуктов), когда по техническому регламенту допускается использование немолочных жиров, и правильно читать этикетку.

Фальсификация молочных продуктов —это важный, но очень тонкий вопрос. За последние годы десятки общественных организаций и даже чиновников неоднократно спекулировали этой темой, пугали потребителей несуществующими цифрами и некорректными проверками. В результате они только навредили обществу, а не предупредили его. Покупатели настолько запуганы, что не знают, какой товар и взять в магазине. И от этого в первую очередь страдают честные заводы.

VIII Съезд Национального союза производителей молока «Союзмолоко» прошел 7 февраля 2017 года в Москве — В 2018 году планируется запустить проект по идентификации скота. Как это повлияет на отрасль?

— Это очень важный и нужный шаг. Сейчас мы пытаемся бежать впереди паровоза —ввести совершенно ненужную ветеринарную сертификацию готовой продукции, чтобы была некая прослеживаемость, но до сих пор мы не знаем, сколько у нас в стране скота и какой он. Разве это нормально для 2017 года?

В России в целом давно пора менять систему племенной работы, и это не наше личное мнение, а мнение отрасли, научного сообщества, бизнеса. Именно для того, чтобы сделать первый шаг в этом направлении Союзмолоко подготовил проект Программы повышения эффективности работы племенного молочного скотоводства, работа над которой велась с мая 2016 года представителями органов управления регионов, научными организациями и племенными центрами —ОАО «Головной центр по воспроизводству сельскохозяйственных животных», НКО «Ассоциация производителей КРС голштинской породы», ООО «РЦ Плинор», Ставропольский государственный аграрный университет, ФГБУ ВИЖ, ФГБНУ «ВНИИГРЖ», ФБГУ «Специализированный центр учета в агропромышленном комплексе». Программа была создана как раз для того, чтобы повысить продуктивность и качество того племенного скота, который есть в России, а значит улучшить качество сырого молока и решить проблему его нехватки.

Программа включает в себя шесть мероприятий: создание единой системы идентификации скота, институционализацию ассоциаций по породам и создание информационных центров этих ассоциаций, появление независимых генетических и молочных лабораторий, развитие инновационных технологий племенного молочного скотоводства, а также оптимизацию направлений господдержки. Необходимо решить структурные проблемы в отрасли: нехватки и низкого качества племенного скота, устаревшей системы его оценки, отсутствия системы идентификации.

— Давно обсуждается тема молочных интервенций, в прошлом году их провели в некоторых регионах. Какой эффект ожидается, планируется ли дальше развивать эту модель?

— Союзмолоко активно поддерживает идею проведения молочных интервенций, так как мы считаем, что это наиболее рыночный механизм, который позволит снизить волатильность. Молочные закупочные интервенции планируется проводить ежегодно в мае-августе. При этом в ноябре-феврале планируется проводить товарные интервенции. По нашим оценкам, расходы на проведение закупочных и товарных интервенций составят около 1 млрд руб. в год. Интервенции проведут в регионах с наибольшей ценовой волатильностью, в число которых предварительно могут войти Удмуртия, Башкирия, Чувашия, Татарстан, Алтайский край, Саратовская, Омская, Нижегородская, Новосибирская, Оренбургская, Пензенская и Кемеровская области. Окончательного списка регионов еще нет.

Молочные интервенции, по расчетам АЦ Milknews, затронут не только регионы их проведения, но и около 28 близлежащих регионов. Это произойдет потому, что в этих субъектах перерабатывается не только собственное молоко, но и привезенное из соседних регионов, а также потому, что снятие с рынка излишков сырья повлияет на ситуацию в этих 28 регионах. Таким образом, совокупный объем рынка товарного молока, охватываемый интервенциями, составит около 14 млн т, или 69,2% от общего объема рынка товарного молока. Непосредственно в оборот интервенций — закупку молока участниками интервенционных торгов — будет вовлечено около 9,2 млн, это 45% от общего объема товарного молока. Еще почти 5 млн т — это молоко, производимое в регионах-косвенных участниках, но не вовлеченное в интервенции, то есть оно перерабатывается либо внутри региона, либо вывозится за пределы, но не в регионы проведения интервенций. При этом косвенно интервенции скажутся и на этом сырье через повышение спроса на сырье в регионе и фиксирование минимальной цены.

— На Съезде Национального союза производителей молока много говорили об опыте Белоруссии, которая смогла не только выйти на самообеспечение молоком, но и нарастила экспортные поставки. Можем ли мы использовать опыт соседей?

— Мы, безусловно, должны учиться у белорусских производителей. Конечно, рыночная ситуация там другая, другое управление, но они поставили себе цель — обеспечить себя молоком и зарабатывать на этом при продаже его на экспорт. Мы упустили свое время в 90-е годы, когда наша молочная отрасль оказалась в упадке, а Беларуси удалось сохранить ее. Все последние годы они активно развивали сектор, модернизировали предприятия, строили фермы, и сейчас этот бизнес начал приносить государству огромные деньги. Но молочная отрасль — не отрасль быстрых денег, сроки окупаемости проектов во всем мире длительные, и не потому, что кто-то не умеет вести бизнес, молоко технологически не появляется быстро. Белорусы умеют ждать, а мы — пока нет.

— Союзмолоко также предлагал ввести «единую молочную субсидию». Какие направления она бы объединила и почему это эффективно, на ваш взгляд?

— Единая субсидия могла бы включать поддержку краткосрочного кредитования, страхования, малых форм хозяйствования, селекции и племенного дела, экономически значимых региональных программ, а также отдельных подотраслей растениеводства и животноводства, в том числе связанных с традиционными видами деятельности. Почему мы такие особенные, что просим себе отдельную субсидию, когда их только что консолидировали? Как мы уже говорили, сроки окупаемости молочных проектов очень длинные — 10–15 лет. Ни один банк не отдаст предпочтение молочному проекту, если на кредит будет претендовать куриный или сахарный с гораздо более короткими сроками окупаемости. Но это не значит, что мы не должны развивать молочное направление и просто заместить все импортом. Именно поэтому мы и говорим: дайте такой технологической отрасли защищенную строку, отдельную субсидию, которая не уйдет в другой сектор, иначе инвестор сюда не пойдет.

— Какие задачи на 2017 год есть у союза? Какие инициативы, предложения вы сейчас прорабатываете?

— Я бы назвал несколько задач: первое — это добиться переноса введения электронной ветсертификации готовой молочной продукции, так как иначе 1 января все предприятия в стране просто остановятся. Второе — проведение интервенций. Законодательная база готова, первое чтение прошли поправки в Закон о сельском хозяйстве, который будет последним шагом на пути к их проведению, и здесь главное — не опоздать, скорее начать из реализацию. Третье — рассмотрение вопроса выделения той самой единой субсидии и закрепление долгосрочных правил игры на молочном рынке. Четвертое — начать работать на площадке Минсельхоза над Стратегией развития племенного животноводства. Изменения в этой сфере назрели давно, и мы надеемся, что дело наконец сдвинулось с мертвой точки.

Людмила Усольцева

Статьи рубрики
СВЕЖИЙ НОМЕР В ПОДАРОК!